Комментарии

  • Презентація 5 грудня 2015 року монографії “Контр-адмірал Степан Максимович Лялько”.
    18.12.2016 13:59
    http://www.fwips.com: http://www.fwips.com

    Подробнее...

     
  • Экспедиция на место расположения ставки германского верховного командования «Верфольф» (Вооруженный волк) в район села Стрижавка, Винницкой области
    21.04.2016 20:40
    " Строительство длилось с осени 1941 г" - а зачем?

    Подробнее...

Наши партнеры

САЙТ О ЦЕЛЕУСТРЕМЛЁННЫХ ЛЮДЯХ, РАДЕЮЩИХ ЗА СВОЁ ОТЕЧЕСТВО
Фордевинд
САЙТ О ЦЕЛЕУСТРЕМЛЁННЫХ ЛЮДЯХ, РАДЕЮЩИХ ЗА СВОЁ ОТЕЧЕСТВО

Командные пункты

      Валерий Сергеевич ПАВЛИК — исследователь истории Киевского укреплённого района и обороны Киева в 1941 г. Родился 01.07.1955 г. в Киеве. После окончания средней школы Валерий Павлик учился в Киевском высшем танковом инженерном училище. В 1977 г. после окончания училища, проходил службу в Белорусском военном округе, Западной группе войск, Уральском военном округе, подполковник запаса. В 2005 г. вышла его первая книга о Киевском укрепрайоне.
      В соавторстве написана книга «Туннели под Днепром: без грифа «Секретно» (2012). В 2011 г. в Издательском доме «SkyHorse» издана книга «ОБОРОНА КИЕВА. КиУР 1941». С разрешения автора, мы начинаем публикацию его статей-исследований.

В.С. Павлик „Командные пункты”

Командные пункты

      Для управления всеми войсками во всех армиях занимались штабы, от батальона и выше. Работа начальника любого штаба должна была начинаться не с принятия решения и отдачи приказов, а с создания системы управления войсками. Такая система должна была быть устойчивой, неуязвимой и скрытой. Командный пункт должен иметь оборудование, хорошую маскировку и охрану.
      Одновременно со строительством укреплённых районов в Киеве, в районе Святошино, начали строить и подземный командный пункт для штаба УВО. Также в это же время в городе Коростене строится ещё один командный пункт. Всего к концу 1941 года на территории Украины должно было быть построено восемь командных пунктов различного назначения.
      В этой статье я покажу только два командных пункта: в Святошино и в Коростене.


      Первоначально КП в Святошино был запланирован как полевой командный пункт штаба УВО, так как сам штаб округа находился в городе Харькове. К сожалению нет сведений, для каких целей был построен КП в Коростене. С образованием в 1935 году Киевского военного округа, командные пункты остались в подчинении округа, а с переносом границы в 1939 году на запад они для округа утратил свою актуальность. Однако для Генерального штаба Красной Армии эта актуальность не была потеряна.
      С началом обороны Киева, действия войск Киевского укрепрайона осуществлялось с командного пункта в Святошино. Он состоял из подземного и наземных сооружений. Когда началось его строительство? Точных данных нет. В акте проверки Киевского укрепрайона в августе 1937 года было отмечено: «Строительство компункта в Святошино начато в 1933 г. по заданию бывшего Командующего Войсками УВО Якира, без утвержденного тактико-технического задания…». В докладной записке НКВД УССР в ЦК КП (б) Украины о состоянии Киевского укрепленного района говорилось: «Постройка командного пункта началась в 1932 г., но по сие время не закончена».
В документе «Рапорт о русской системе укреплений», выпущенной германским командованием в 1942 году в Берлине отмечается: «…КП в Святошино начали строить в 1928 году. С 1930 по 1937 года продолжались основные строительные работы».


Западный вход (Denkschrft, S 275)

      Как видно, о начале строительства единого мнения, даже у проверяющих укрепрайон нет. В советских, а в последующем и в российских источниках ход строительства командного пункта не освещался. Нет данных о строительстве КП и в украинских источниках.
В «Рапорте о русской системе укреплений» говорится, что только в 1939 году для русского КП были завершены все предусмотренные работы и внутренняя отделка. Длина штолен более 285 метров и залегали они в 46,5 метрах от поверхности. Вход в командный пункт осуществлялся двумя шахтами. В западной шахте находился лифт, а в другой была лестница.
      Далее говорилось, что в месте постройки КП проходили пласты песка-плывуна, и шахты строили методом опускания колодца, а штольни проходили щитовой проходкой. Стены шахт состояли из цилиндрической жести, укрепленной кольцами из сортовой стали. Облицовка штолен состояла из стальной оболочки, затем наклеивалась толь в три слоя. После устанавливалась строительная опалубка, и между сталью и опалубкой под давлением был залит торкретбетон. (Торкретбетон – бетон, отличающийся высокой плотностью и водонепроницаемостью, наносится на поверхность конструкции или в форму сжатым воздухом, при помощи цемент-пушки применяют при возведении тонкостенных железобетонных конструкций (резервуаров), ремонте и усилении конструкций, заделке стыков, устройстве водонепроницаемых покрытий). В каналах под полом были проложены кабели и линии вентиляции. Свет и силовая электроэнергия поставлялись электростанцией Киева. В особых случаях командный пункт мог перейти на собственный генератор трехфазного тока, установленный в машинном отделении западного входного сооружения.
      Однако в акте проверки Киевского УР в августе 1937 года в отношении командного пункта говорилось: «Работы производились технически безграмотно… До 1936 г. строительство велось не планово, без проектов и смет. За технически неграмотное строительство и вредительского выбора места персонально должны нести ответственность: Лапин, Бурлаков и Тибилов».
      На допросе 11 июня 1937 года, на вопрос следователя, что Вам известно о постройке Святошинского командного пункта, Тибилов М.К. показал: «Я лично работал очень короткое время на КП и производил там работы по прохождению плывуна до глубины твердого грунта (50 – 52 метра). Идея постройки командного пункта на глубине 50 – 52 метра принадлежит Лапину и утверждена бывшим командующим Якиром. Решение постройки КП на такой глубине является не верным, с точки зрения производственной – вредительским, так как экономически он невыгодный, а для практического использования неудобный.
      Наряду с этим существует опасность разрушения КП возможными геологическими деформациями грунта. Было бы экономически выгодным и удобным для практического использования КП и безопасного в смысле геологических деформаций грунта, постройка КП над плывунами открытым способом с углублением последнего на 8 - 10 метров.
      Таким образом, самое основное – постройка КП на глубине 50 – 52 метра под плывуном ничем себя не оправдывает и является в лучшем случае не верным решением.
      Относительно конструктивной ценности и надежности КП я ничего сказать не могу, так как с этим я не знакомился».
К большому сожалению, машина репрессий не обошла и этих военных. А военный инженер 2-го ранга Тибилов Михаил Константинович был включен в расстрельный список, вместе с комендантом Киевского укрепрайона комдивом Княгницким П.Е.
 


Схема командного пункта в Святошино (Denkschrft, S 291)

      Непонятно только, за какие ошибки должны были отвечать эти военные, если в этом же акте было сказано, что: «Проведенные в июле и августе месяце 1937 года технические экспертизы преподавателем ВИА РККА Шором и заместителем Начальника Метростроя Аббакумовым дали заключение о надежности объекта в техническом отношении».
В акте комиссии по проверке и технической приемке объекта № 4 (командный пункт в Святошино – автор) от 9 апреля 1938 года указано, что строительные работы галереи выполнены по проекту, качество монтажных работ по вентиляции и отоплению – удовлетворительное.
Про надежность командного пункта в своей книге «На боевых рубежах» вспоминает полковник Р. Уманский: «… на командном пункте в Святошино настоящий рай. Глубоко в подземелье все залито электрическим светом, тепло, мягкие кожаные кресла, диваны и большие письменные столы, обитые черным дерматином, есть даже чернильные приборы, пепельницы». С. 36.
КП в Святошино оставался под наблюдением партийного руководства страны и Украины. 28 июня 1941 года секретным постановлением ЦК КП (б) У, комендантом КП в Святошино назначают Калашникова Григория Филипповича. До этого он работал заведующим сектором отдела кадров ЦК КП (б) У, имел военное звание батальонного комиссара. Оставался он комендантом до оставления Киева Красной Армией.
В боевой обстановке командный пункт был ядром обороны города. Отсюда отдавались все важнейшие приказы и распоряжения по обороне Киева в первые дни осады.
Из воспоминания Маршала Советского Союза И.Х. Баграмяна: «Когда мы подъезжали к штабу Киевского укрепленного района в Святошино, начался очередной налет фашистской авиации… А на командном пункте – деловитость и спокойствие. Офицеры штаба, возвратившиеся из частей, докладывали начальству о проделанной работе и тот час же отправлялись в войска с новыми заданиями».
На этом месте командному пункту не пришлось встретить окончание обороны Киева. 8 августа 1941 года он был переведен в Киев на улицу Артема. Что послужило такому решению? В воспоминаниях участников обороны города ничего не говорится.
Вспоминает Белоусов Иван Васильевич, во время обороны Киева был начальником политотдела Киевского укрепрайона. «14 сентября я только узнал, что мы уже находимся в глубоком тылу у немцев, следовательно мы уже окружены… В это время был получен приказ правительства взорвать КП, где была налажена идеальная связь… Нам была дана инструкция, как взорвать КП. Приказ был – завалить всю верхнюю часть, а внутреннюю не взрывать. Про существующую обстановку я рассказал комиссару, который находился при правительственном КП. У него в это время все уже было на машинах».
Было ли выполнено задание? На этот вопрос Иван Васильевич добавляет: «Я, лично 19 сентября в 12 часов дня был еще в Киеве… проехал до Святошино, чтобы проверить выполнено ли задание по взрыву КП. Когда я проезжал мимо завода Большевик и № 43 я увидел впереди столб дыма и понял, что взорван мост. Тут же я увидел наших бойцов, которые и подтвердили мое предположение, и предложил им поторопиться поскорее перебраться на другой берег… Я тоже повернул машину назад».
Так досконально и не было известно, был ли выполнен правительственный приказ о взрыве командного пункта. А если был, то в какой мере.
С приходом немецких войск в Киев, они сразу же начали исследовать КП в Святошино. Эти результаты они опубликовали в документе «Рапорт о русской системе укреплений», выпущенной в 1942 году в Берлине. Нет данных, почему КП в Святошино немецким командованием был уничтожен, а в Коростене нет.


Разрез штолен командного пункта (Denkschrft, S 292)

Дальнейшая судьба командного пункта сложилась трагически. При отступлении из города, немецкие саперы затопили его грунтовыми водами.
В пятидесятых годах прошлого столетия были предприняты попытки откачать воду из командного пункта. Но они закончились ничем. В связи с этим было принято решение: входы в командный пункт забетонировать и засыпать.
Осталось много вопросов по командному пункту, на которых нет ответа. Воспоминания Р. Уманского относятся к весне 1941 года, а, как известно в это время командный пункт для штаба КОВО строился в г. Тернополе.
С началом обороны Киева на командном пункте в Святошино находился штаб Киевского укреплённого района.
Сейчас на месте бывшего командного пункта Киевского укрепленного района установлен памятны знак, а на месте наземных сооружений КП построена школы № 140 на фасаде которой установлена памятная табличка.
Коростенский командный пункт существует и в наши дни. Сейчас он находится в ведении начальника управления по вопросам ЧС Коростенского горсовета. Он представляет собой систему горных выработок, проделанных в гранитном массиве правого берега реки Уж, имеет вход и выход, которые располагались на берегу реки в разных концах излучины. Вход прикрывался сверху маскировочной стальной сетью. Сеть поддерживали на весу деревянные столбы различной высоты, закреплённые в воздухе на хомутах и растяжках, так что она, полностью маскировала вход сверху, создавая иллюзию зелёного горного склона.

 
Схема Коростенского командного пункта,  выполнена Е. Ященко

Выход из КП был расположен ниже по течению за поворотом, в скальной стенке искусственной террасы. Площадка у выхода и сама терраса перекрывались тремя стальными фермами – опорами для маскировочной сети, которая тоже создавала видимость зелёного горного склона.
Когда началось строительство этого КП, как и строительство КП в Святошино, точных данных нет. По исследованию Евгения Ященко проектно-изыскательные работы были начаты в 1936 году, а непосредственное строительство протекало с 1936 по 1939 год. До 1941 года проходили отделочные работы, монтаж оборудования, испытание систем жизнеобеспечения, приёмка КП государственной комиссией.
Строительство КП было произведено буровзрывным способом «в чернее», с запасом по площади поперечного сечения. Затем с помощью бетонирования выравнивались неровности. Полученную поверхность покрывали тремя слоями рубероида (гидроизоляция). После этого устанавливалась стальная арматура, опалубка и производилось повторное бетонирование до проектных размеров. Бетонный раствор подавался по вертикали, то есть по скважине, пробурённой с вершины горы вниз, непосредственно в одну из выработок. Оттуда он уже транспортировался во все остальные подземные комнаты.
Вынутую породу складировали тут же, поблизости от входа, постепенно продвигая отвал в береговую лощину, которую он со временем заполнил. При этом отвал рос в высоту, и площадка входа оказалась загубленной на три метра. Аналогичная картина наблюдалась у выхода, правда здесь из отвала сделали уютную террасу.
В результате проделанных работ глубина залегания выработок по вертикали составила – 10 – 15 метров. На КП имелось 25 комнат, общей площадью – 400 м2, высота помещений – от 2,5 до 4,0 метров. Длина коридоров составила 106 метров, ширина – 1,1 метра.


Вентиляционная камера командного пункта

Вентиляционная система КП отличалась сложностью исполнения и надёжностью. Она включала в себя два мощных дистанционно управляемых осевых вентилятора, которые были установлены в тамбурах. Один – параллельно входу, другой – выходу, имелись жалюзи, решётки. Воздух подавался на фильтры, а затем по разветвлённой системе воздуховодов. Воздух поступал в каждую комнату отдельно, по металлическому рукаву, скрытому под полом. Воздушная струя входила в каждое помещение из перфорированного диффузора, вмонтированного заподлицо с поверхностью стены на высоте человеческого роста от уровня пола. В настоящее время проветривание комнат осуществляется по тем же воздуховодам, они сохранили первоначальные эксплуатационные характеристики.
КП был защищён и в противохимическом отношении. Для этого был использован активированный уголь, который находился в ёмкостях фильтров. Система вентиляции и очистки воздуха была устроена так, что могла управляться и без электричества – вручную.
Источником питьевой воды служил внутренний колодец глубиной 14 метров, оборудованный насосной станцией. Вода до сих пор находится в посеребрённых резервуарах, ёмкостью 15 тонн питьевой воды и для технической воды ёмкостью 10 тонн.
Канализационная система и сегодня действует безотказно. В неё входят два туалета с 6-ю и 2-мя ватерклозетами, рукомойными раковинами, кранами, канализационными колодцами, гидрозатворами. Канализация в настоящее время остаётся загадкой, ни с городской, ни с рекой Уж, она не связана.
На командном пункте работала электростанция на базе двух дизель-электрических генераторов по 50 кВт каждый. Запас топлива составлял 20 тонн и хранился в подземной ёмкости, которая могла пополняться извне. Выхлопные газы дизелей выводились наружу по скважинам, пробуренным в скале, и трубам.
Горячая вода подавалась на отопительные радиаторы от котельной, которая была построена снаружи, в непосредственной близости от входа в КП. Здание котельной сохранилось.


Помещение, в котором были установлены дизель-генераторы

Командный пункт был подключён к системе правительственной связи. До сих пор в рабочем состоянии телефонная связь с Москвой, только телефоны к ней не подключены. Под землёй работала радиостанция, телеграф и телефонная станция, все помещения были телефонизированы. Телефонный кабель был многожильным, помещённым в нержавеющую стальную трубу, которая была проложена в траншее по дну реки. Её и сегодня можно увидеть, когда уровень воды в реке понижается.
Все без исключения коммуникации были скрытыми, никаких кабелей и труб вдоль коридоров не было. Все воздуховоды, трубопроводы, кабельные разводки находились под полом коридоров и под штукатуркой стен. Мягкий свет от изготовленных по особому заказу светильников, заливал помещения. Стены были выкрашены красками светлых колеров. Никаких признаков сырости не было, воздух свежий и сухой. Температура и влажность в помещениях контролировались. Входы закрывались массивными дверьми, отлитыми из легированной стали.
С 2005 года на базе командного пункта функционирует военно-исторический музейный комплекс.
Так для чего или для кого должны были бы предназначаться эти командные пункты в 1941 году? Вопросы, вопросы, вопросы… на которые надо найти ответ.

Телефон автора: (044)404-58-77

Поиск

Статистика

Счетчик